Михаил Коллонтай
композитор, пианист

ENGLSIH Home     RUSSIAN Home


Сочинения

Разное

Контакты

Деревенские хоры

для большого смешанного хора и шести солистов

   Открыть каталог файлов этого сочинения на OneDrive® (партитура, аудио, документы)

op.1 (1971-1973)

Посвящение: Ирине Евгеньевне Лозовой

Другой(-ие) автор(ы): слова русских народных песен

Состав исполнителей:
6 солистов (2 сопрано, 2 альта, тенор, бас) и смешанный хор без сопровождения

Названия частей:
1. Травка-сухобылка (для смешанного хора)
2. Как по морю (для шести солистов)
3. Крапивушка (для смешанного хора)
4. А трубили трубушки (для сопрано соло, альта соло и смешанного хора)
5. Я сажу, сажу капустку (для двух сопрано и альта соло или сопрано и двух альтов соло)
6. Рано утром Манечка (для женского хора)
7. Можно познати по веселейку (для контральто соло и мужского хора)
8. Сохнет, вянет в поле травка (для тенора соло и баса соло)
9. Вир, вир колодезь (для смешанного хора)
10. Калина (для шести солистов и смешанного хора)

Театрализация: возможна

Длительность: 35′

Исполнение: хор студентов Московской государственной консерватории, Людмила Белобрагина, Анна Островская (сопрано), Наталия Бурнашева, Нина Гапонова (альты), Юрий Маркелов (тенор), Михаил Светлов [Крутиков] (бас), дирижер Борис Тевлин; Москва, БЗК, "Московская осень"

Издание/запись
партитура: Михаил Ермолаев / Деревенские хоры / для шести солистов и смешанного хора без сопровождения. // М., "Советский композитор", 1988.
запись: Всесоюзное радио (с концерта)

Аннотация
Еще когда я был студентом Мерзляковки, от Константина Константиновича Баташова получил задание: написать хоровые обработки русских народных песен. Что-то я написал, но оно было совершенно забраковано. Уже поступил в консерваторию, а мысль все глодала, и доглодала до того, я что я на некоторое время стал фольклористом. В руки попал сборник песен Аграфены Ивановны Глинкиной, потом – уже по долгу службы в кабинете народной музыки консерватории – мне попались и ее фонограммы. Все это исключительно красиво, и я стал думать, как бы что мне сделать. А летом 1971 мне случилось поехать в первую фольклорную экспедицию. Нас было 6 человек, и вот, скорее в шутку, чем всерьез, я написал (прямо в экспедиции) «Как по морю», рассчитывая на нашу шестерку (Алла Цюрупа (Шевченко) – 1 сопрано, Наталия Архангельская (Богданова) – 2 сопрано, Ирина Лозовая – 1 альт, Ирина Степанова – 2 альт, я – тенор, Александр Комаров – бас. Даже мы там что-то, валяя дурака, кажется, пробовали попеть. А когда вернулся в Москву, оба «проекта» слились. Довольно долго я делал эту работу. Сделанное показывал разным людям много раз, и неизменно получал похвалы, помню объятия, слезы и поцелуи Юрия Александровича Фортунатова, например. Валерий Калистратов делал комплименты о знании хора, он не понимал откуда, но ведь я все детство пел в церковном хоре, о чем, разумеется, помалкивал, а в училище еще пел в студенческом нашем хоре под управлением Бориса Григорьевича Тевлина. Так что не был уж таким новичком. Показывал и хоровикам, помню, как Клавдий Борисович Птица сказал, что вот бы аккомпанемент приписать, им как раз нужно что-то подобное для гастролей в Японию. А без аккомпанемента просто невозможно исполнить… Как меняются времена. Сейчас – ну что там сложного? Так никто и не спел. Вообще-то когда я писал, Альберт Семенович Леман говорил, что покажет работу Александру Александровичу Юрлову, я был страшно этим вдохновлен, так как глубоко уважал его деятельность с детских моих лет - но Юрлов внезапно умер. Спустя очень много лет я показал Тевлину партитуру, и он взялся. Работали мы очень серьезно, но результат оказался несколько плачевным. Студенческий консерваторский хор, а особенно его мужская часть, были безголосыми, и хор никак не мог дать того звука, который там необходим. Я даже и не просил – бесполезно. Не удалось мне многого добиться и с солистами, хотя среди них были мои друзья, и все работали с энтузиазмом. Все же материал очень для классических вокалистов необычный. Особенно провалено, полностью, «Можно познати по веселейку». Потому что ни мужской хор не звучит, ни певица не поет «сольно», разнообразно и выразительно. И я тоже хорош, не попытался добиться ничего путного, только бы ритм и слова выучили… Не вышел запланированный эффект в «Вир. вир колодезь», и хора мало, и те, кто поет «обертоны», как-то не подстроены, не поют достаточно тихо. Октавистов настоящих, звучащих, в хоре не было, следовательно, не было и глубины в глубоких тяжелых аккордах в «А трубили трубушки». Не хватило юмора и легкости вообще везде, а в частности в «Сохнет. вянет». В общем, почти ничего не вышло. Да и мои промахи там тоже есть, акустические. И все же: главное условие для исполнения моих хоровых сочинений – большой профессиональный академический коллектив. Тогда, думаю, все огрехи покроются.

назад к списку выбранных сочинений

 

Михаил Коллонтай, 2008-2018